13:49
25 июля ‘24

Как навсегда избавиться от навязчивых сталкеров? Есть только один способ - Газета.Ru

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Закон о сталкинге не поможет, если соцсети не подпишут соответствующий меморандум

27 июня 2024, 08:03 Анастасия Миронова

Размер текста

А

А

А

Как навсегда избавиться от навязчивых сталкеров? Есть только один способ

Закон о сталкинге не поможет, если соцсети не подпишут соответствующий меморандум

Анастасия Миронова

Писатель, публицист

close

100%

Даша Зайцева/«Газета.Ru»

В Госдуме все еще обсуждают законопроект о сталкинге. «Новые люди», кажется, дважды его исправляли. Партия продвигает новую норму, которая позволит наказывать административно и даже уголовно за навязчивое преследование. Инициатива давняя, но отчего-то встречает в Госдуме регулярное сопротивление. Хотя, казалось бы, среди депутатов много публичных людей, которые чаще других становятся объектами навязчивого преследования.

Вообще, норма эта давно перезрела. Надо ее принимать немедленно. У нас множество людей становятся жертвами навязчивого преследования. Когда говорят о сталкинге, то, как правило, подразумевают настырных бывших и семейных тиранов, от которых бегут в укрытие женщины. Стандартная ситуация: жена ушла от тирана, он ее преследует, обещает убить, сжечь и в конце концов забивает кулаками в торговом центре, на глазах десятков людей. Кажется, под сталкерами множеством населения сегодня подразумеваются именно эти люди.

Хотя для предотвращения таких преступлений у нас уже есть все нужные законы, они просто не работают. У нас есть статьи за угрозы убийством, хулиганство, побои. И есть догма «когда убьет, тогда и приходите». Закон о сталкинге здесь не поможет. Это, собственно говоря, вообще другая песня.

Лично для меня и конкретно моей жизни обсуждаемый законопроект важнее. Мой муж за мной с кулаками не бегает и не побежит. У меня, как и у любого другого человека, который хоть сколько-нибудь активен в интернете, да еще публикуется в СМИ и появляется изредка в телевизоре, другие проблемы. Я отлично знаю, что нам срочно нужно принимать меры по защите от масс, хлынувших в интернет. Потому что стало очень много злоупотреблений и девиаций. Когда ты на виду у миллионов, среди них обязательно найдется несколько человек, которые будут настойчиво желать с тобой познакомиться.

Сталкинг в интернете сродни шизофрении. Думаю, много сталкеров реально больны шизофренией и испытывают бред.

Один из классических шизобредов, наравне с бредом преследования, сутяжничества и изобретательства — бред относительно публичной персоны. Это случаи, когда люди вдруг начинают верить, что некий известный человек в них влюблен или желает их внимания. Все эти тетеньки, которые считают, что в них тайно влюблен Киркоров и у них общая судьба со Стасом Михайловым, — они мало отличаются от сталкеров, что преследуют журналистов, депутатов, пишут им все время письма, хотят знакомства, попасться на глаза, встретиться, поговорить.

У каждого более или менее читаемого журналиста или блогера есть сталкеры. Люди, которые нам все время пишут, требуют внимания. Некоторые совсем не безобидны. У меня есть несколько сталкеров. Один из них живет в Калининграде и создал уже больше сотни аккаунтов для комментариев. Он следит за моей жизнью, вылавливает крупицы информации о моей семье, которые просачиваются в интернет. Он вычисляет, в какой школе учится мой ребенок, сколько уже лет моему мужу. Он мне все время пишет и нервничает, что я ему не отвечаю.

Еще года три назад я здесь же, в «Газете.Ru», рассказывала, что он угрожал «просто так» пожаловаться на меня в опеку, чтобы пришли проверить, как живет мой ребенок, — типа, чтобы я не расслаблялась и знала, как не отвечать на комментарии этого Валерия. Возможно, он вообще прикован к коляске и мои публикации для него — единственный выход в мир. И ему чертовски приятно было бы иметь такого друга и собеседника, как я. Он считает, что мы созданы друг для друга и я не вступаю с ним в беседы только потому, что чего-то не поняла, не увидела.

Но меня это интересовать не должно, он меня достал. Возможности забанить его на уровне IP у меня нет. Ни на «Дзене», ни в соцсетях, ни в Telegram я этого сделать не могу. Я баню — он заводит новые аккаунты.

Другой пример: был у меня сталкер, который даже специально приезжал в Петербург и, зная, что я живу за городом, катался днями на электричках в надежде меня встретить. И никаких нет способов с такими бороться.

Еще у меня есть другой пример: сидя где-то в Ярославской области, человек неожиданно решил, что все его беды — от Анастасии Мироновой. Его нашли приставы, в интернете про него написали пакости, соседи узнали, что он в юности сидел в тюрьме — он каждую свою неприятность списывал на Анастасию Миронову и всем своим друзьям рассказывал, что это вредит журналистка. Ему приятно считать, что целая журналистка им занята. Кто-то верит, что в них влюблен Киркоров, а в моем случае мужчина считает, что я его дистанционно возненавидела и сделала пакости ему целью своей жизни. Вроде как мне от этого, на первый взгляд, никакого вреда. Однако мало радости, когда я, к примеру, по делам обратилась к одному чиновнику из Ярославского правительства, а он мне рассказал, что даже у них слышали, будто я с утра до вечера думаю, какую бы еще гадость сделать читателю из Тутаева.

И это я еще не очень-то популярный человек. У действительно знаменитых тысячи таких валер и антонов. Всем этим людям нужен закон, который бы звучал, если кратко, как строчка из известной песни: «Get my pretty name out of your mouth (Не смей произносить мое имя)». На каждый роток не накинешь платок, конечно. Что лично меня очень расстраивает, потому что всеобщая интернетизация вывела на сцену десятки миллионов только в нашей стране. И не все из них нормальны, здоровы или порядочны. Против них тоже нужен закон о сталкинге.

Такие сталкеры есть даже у обывателей. Сколько историй от простых людей, которые знакомятся в интернете, порой случайно, со сталкерами, и это оборачивается годами преследований! Тут, что интересно, часто преследователями становятся женщины.

Еще распространенный сценарий — когда преследует бывшая подруга. Подруга подругу. Обычно это бывает в случае, когда у одной школьной подружки жизнь налаживается хорошо, а у другой ничего не клеится. И от такой подружки избавиться тоже нет никакой возможности.

Вообще, я не думаю, что новый закон сильно поможет в спасении от сталкеров. Недостаточно законов, параллельно нужно разрабатывать какую-то автоматизированную систему защиты от сталкинга в интернете. Чтобы я, например, могла того же Валеру банить на уровне IP, дабы он не возвращался ни под какими именами. И чтобы двинувшийся на моей почве Антон не видел мой канал, мои посты, не вспоминал меня вообще и не будил свой бред. Чтобы в Telegram была возможность пожаловаться на сталкинг.

Здесь недостаточно закона — нужно, чтобы ведущие сетевые площадки подписали меморандум о борьбе со сталкингом и давали людям инструменты полностью скрывать себя от преследователя. Технические возможности для этого сегодня уже есть. Вообще, у нас уровень развития цифры позволяет уже сегодня сделать так, чтобы конкретная Марьванна, уверенная, что в нее влюблен Киркоров, в интернете не видела никогда упоминания о нем, чтобы ей поисковики и новостные ленты скрывали от нее любые упоминания звезды, на которой она помешана. Но чтобы это воплотить, нужна воля частного бизнеса.

В условиях, когда право слова получили все, в том числе и сумасшедшие, нужно принимать комплексные меры. В первую очередь все здоровые должны объединиться для защиты от больных и ненормальных. Что толку будет от нового закона, если сталкеры могут создавать тысячи аккаунтов и продолжать отравлять жизнь как знакомым, так и незнакомым людям. Нужна коллективная воля и понимание соцсетей и мессенджеров, что они — инструменты для сталкинга.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Что думаешь?