22:36
21 июля ‘24

Дело в миграции. Французов предупредили о терактах во время Олимпиады (Atlantico, Франция)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

На фоне чемпионата по футболу в Германии активизировали исламисты, отмечает криминолог Рофер в интервью для Atlantico. Из-за неконтролируемой миграции преступность в ЕС растет. Вполне возможно, что радикалы посчитают Олимпиаду во Франции поводом для терактов.

Беседа с журналистом Каримом Малумом (Karim Maloum) и криминологом Ксавье Рoфером (Xavier Raufer)

В воскресенье немецкая полиция обезвредила мужчину с топором возле фан-зоны в Гамбурге. За день до этого они застрелили афганского беженца, напавшего на футбольных фанатов. Какому риску подвергается Франция в преддверии парламентских выборов и Олимпийских игр?

Atlantico: В воскресенье немецкая полиция обезвредила мужчину с топором возле фан-зоны в Гамбурге. За день до этого они застрелили афганского беженца, напавшего на футбольных фанатов. Могут ли исламисты подтолкнуть к тому, что партия "Национальное объединение" (RN) придет к власти, если будут совершать теракты во Франции и ввергнут страну в гражданскую войну и хаос во время избирательной кампании? Подвержена ли наша страна двойному риску, связанному с Олимпийскими играми и выборами в законодательные органы?

Ксавье Рофер: Оценка столь серьезных рисков, как резня во время крупных выборов или Олимпийских игр, сродни постановке диагноза. Для этого, конечно, нужен опыт, но еще и хладнокровие; прежде всего, чтобы не подогреть аппетит джихадистов, чья культура и рефлексы сильно отличаются от наших собственных, к игре с фантазиями французов... в пользу того или иного... к провоцированию гражданской войны в той или иной стране.

Так что давайте с самого начала серьезно отнесемся к рискам:

— Риск N°1: явно наблюдается в Германии в наши дни. Хрупкий индивидуум, который страдает психическим расстройством ("я слышал голоса") или не справляется с вынужденным переносом из канонично-средневековой культуры в мир постмодерна, "срывается", нанося ножевые ранения прохожим, в гуще людей, в общественном транспорте и так далее. Это почти неизбежно. Единственный способ снизить риск — мобилизовать на время политического или спортивного события силы быстрого реагирования, коммандос, службы скорой помощи, передвижные реанимационные и так далее. Но хотя такие акты и приводят к жертвам, они не являются стратегическими.

— Риск N°2: Структурированный, организованный, преднамеренный теракт, поражающий мировое общественное мнение кровавой расправой. Недавний пример — нападение вооруженных лиц в бронежилетах на подмосковный концертный зал "Крокус" (около 145 погибших и 450 раненых). Здесь даже не нужны настоящие фанатики. Те, которые совершили теракт в "Крокусе", больше похожи на наемников или отчаянных, нападающих под воздействием стимулирующих наркотиков (каптагон, прозванный "наркотиком смелости"). Это серьезный риск для Европы и показывает, что поля сражений от Черного моря (Россия-Украина) до Ближнего Востока (Идлибская зона, между Турцией и Сирией) теперь одно и то же.

Перенесемся на несколько лет назад — в тот же Идлиб.

Здесь существовала Аджнад аль-Кавказ ("Солдаты Кавказа"), страшное джихадистское подразделение, которое начиналась с чеченцев, но впоследствии в состав входили также ингуши, дагестанцы, черкесы, осетины и другие.

Примерно в 2015-2020 годах в Сирии и Ираке эти "Солдаты Кавказа" были связаны с "Хайят Тахрир аль-Шам", местным отделением "Аль-Каиды"*. Когда их вытеснили из Ирака, они скопились вокруг находящегося под контролем Турции Идлиба на севере Сирии, в окружении сирийской армии, Вагнера и других. Затем, весной 2022 года, они были отправлены на Украину, чтобы продолжить джихад против российского врага. Эмир Аджнад аль-Кавказа Рустам Ажиев (военное прозвище – "Абдельхаким аль-Шишани") направил свое подразделение на Бахмутский фронт. Следует отметить, что такая переброска, разумеется, невозможна без турецкой логистики, а для столь опытных партизан — без зеленого света западных спецслужб.

Были предприняты попытки повторить операцию по отправке иностранных партизан на афганский джихад примерно в 1980 году: мобилизовать исламистов, обучить их и отправить на борьбу с Советским Союзом, войска которого, в конце концов, покинули Афганистан незадолго до распада. Но запланированный повторный поход с Абделькаримом аль-Шишани не удался: тяжелая российская артиллерия смяла фронт, да и с украинцами возникли проблемы. Кавказские джихадисты массово пали, другие дезертировали; Абдельхаким аль-Шишани и остатки его людей — тех, которые не бежали, — в июне 2023 года снова оказались в Идлибской ловушке.

Это важнейшая проблема для Европы: понимать, сколько дезертиров из Аджнад аль-Кавказа и где они находятся? Из Украины в Восточную Европу, а затем в Париж — это сродни задачке для младших школьников. Между Украиной и Европейским союзом лежит бесконечный лабиринт Карпатского горного хребта площадью 200 тысяч квадратных километров, где нет ни одного надежного контрольно-пропускного пункта. На Украине действуют многочисленные сети, которые переправляют дезертиров далеко от фронта. Эти дельцы корыстны: везут ли в ЕС экстази или будущих проституток, пробираются туда дезертиры или террористы — для них это не имеет значения.

Карим Малум: Что касается политических условий, вопросов интеграции, ассимиляции и растущей разобщенности, то во Франции, как и в Германии, ингредиенты одни и те же. Масштаб разный, а в остальном все сопоставимо. Во Франции не так много афганцев или сирийцев, но много североафриканцев, выходцев из Сахеля, из Африки южнее Сахары. Сегодня во Франции есть те же факторы, что и в Германии. Провал интеграции очевиден. Разобщенность находится на подъеме. Преступность растет с каждым днем, и она существует из-за неконтролируемой иммиграции. Связь между предписаниями покинуть территорию страны и террористическими атаками уже не раз была продемонстрирована.

Исламисты захотят использовать Олимпийские игры как возможность распространить свою пропаганду и совершить теракты.

Политический климат также вызывает серьезные опасения. Роспуск и результаты выборов в законодательные органы могут ввергнуть во тьму и привести к актам насилия во французском обществе. Решение президента Республики о роспуске безответственно. Если бы он хотел распустить парламент, он мог бы сделать это в сентябре. В данный момент это похоже на прыжок в пустоту. Возможно, это чревато и атаками исламистов.

В связи с риском прихода Национального объединения или в период терактов 2015 года проблему отложили на потом. У политических лидеров не хватило смелости противостоять исламизму, преступности, связанной с иммиграцией, или неконтролируемой иммиграции как таковой.

HürriyetТурция

ИГИЛ-Хорасан*: Турция предотвратила крупный теракт в МосквеТурция помогла России предотвратить второй теракт после атаки на "Крокус Сити Холл", сообщает Hürriyet. Анкара предупредила Москву о планах боевиков ИГИЛ-Хорасан* совершить нападение в переполненном торговом центре. По мнению автора статьи, Запад явно имеет к этому прямое отношение.

18.06.2024

Учитывая союз между частью крайне левых и исламистами, может возникнуть соблазн подтолкнуть некоторых мусульман к радикализму, если Национальное объединение придет к власти. Под прикрытием того, что RN выступает против иностранцев и ислама, исламисты могут воспользоваться растущим разделением общества на подгруппы и диаспоры. Поэтому на политиках лежит ответственность в этом плане. Нам необходимо оставаться сплоченными на национальном уровне для борьбы с крайностями и против создания множества разных групп внутри нации.

Это национальное единство должно позволить нам избежать насилия и прыжка в темноту.

В связи с ситуацией в Германии и проведением европейских выборов Европа каждую неделю находится под угрозой исламистских атак. С 2015 года Германия приняла 1,7 миллиона просителей убежища, прибывших из Сирии, Афганистана, Ирака и Ирана. Большинство нападений в Германии совершают афганцы. Среди этих мигрантов есть фундаменталисты и фундаменталистки. В настоящее время некоторые из них начинают действовать. Во время европейской предвыборной кампании исламисты напали на участников антиисламского митинга в Мангейме. В демократическом обществе разрешено критиковать религию, но исламисты хотят навязать свой закон.

Террористы используют технику "Даеш"*. Они пытаются заставить людей говорить о них, привлечь внимание СМИ, чтобы создать пропагандистскую операцию. Вот почему чемпионат Европы по футболу стал мишенью, и вот что заставляет нас опасаться худшего во время Олимпийских игр. Это глобальное событие также может стать мишенью для террористов.

Власти Германии и Франции признают, что террористическая угроза высока. Случаи нападений в Германии свидетельствуют об этом.

— Что представляет собой террористический риск – организованный джихад, как в Батаклане, или одинокие волки, подпитываемые исламофобией, особенно со стороны промигрантских НПО?

Ксавье Рофер: Существует две опасности: патологический случай, вызванный политической атмосферой (парламентские выборы) или спортивной атмосферой (Олимпийские игры), и теракт наподобие "Крокуса", который является стратегическим и разрушительным для государства, на территории которого совершен.

Карим Малум: Исламисты – это часть "облака". За этими террористическими движениями стоят "Братья-мусульмане"*. Теракты во Франции совершают исламисты и ваххабиты, живущие в этой стране.

То, что происходит в Газе, может оказать влияние и на людей, не связанных ни с "Даеш"*, ни с "Братьями-мусульманами"*. Радикально настроенные люди могут воспользоваться хаосом и применить холодное оружие в нападениях во имя поддержки Палестины. Исламисты могут проявить солидарность с палестинцами в связи с войной в Газе.

Во Франции важно быть готовым к интеллектуальной борьбе с исламизмом и этой идеологией. Тоталитарные республики Советского Союза были заражены интеллектуально и политически. Мы должны быть в состоянии противостоять "внедрению" исламизма. Пример событий в Германии позволяет понять, что неприятности могут произойти в любое время, сегодня вечером, завтра утром или во время Олимпийских игр во Франции.

— Существует ли риск нагнетания "смуты" во время Олимпийских игр и парламентских выборов по типу теракта в Москве? Кто на самом деле стоит за такими операциями, даже если они напоминают теракты, совершенные исламистами?

Ксавье Рофер: Риск неоспорим. Любое террористическое образование на Ближнем Востоке, просуществовавшее более полугода, неизбежно попадает под контроль государства, которое затем использует его как "питбуля": иногда государство ослабляет поводок и науськивает его на врага. Однажды наступил трагический момент, когда один из французских министров сказал, что в Сирии "Аль-Каида"* действует правильно (против режима Асада). С тех пор эксперты по ближневосточному терроризму не могут отказаться от мысли, что теракты 13 ноября 2015 года были "ответным матчем", который был сыгран по строгим правилам непрямой стратегии... Будьте осторожны и не дергайте тигра за усы, пока он не окажется в клетке...

Al MayadeenЛиван

Теракт в "Крокусе": пути назад нет"ИГИЛ – Хорасан"** – это не реальная организация, а "франшиза", от имени которой совершаются теракты, утверждает известный британский автор, объявленный "еретиком" на родине. Убийцы в "Крокусе" вели себя непохоже на исламистов. Но их действия укладываются в логику "украинской" политики ЕС в последнее время.

29.03.2024

Kарим Малум: Применительно к терактам в России и Германии "Даеш"* восстанавливает свои силы. За этими нападениями стоит "Исламское государство"*, которое они используют в качестве пропаганды и медийных манипуляций. Есть риск, что Олимпийские игры будут использованы для их пропаганды в СМИ. Члены "Даеш"* лучше всего подготовлены к такого рода операциям.

— Существует ли во Франции риск агрессии со стороны посланников ХАМАС, — риск, который не дает покоя различным спецслужбам, в том числе и немецким?

Ксавье Рофер: ХАМАС — это "Братья-мусульмане"*. В лагерях боевиков в Ливане они сталкивались с адептами международного терроризма, но до сих пор сами никогда его не практиковали.

— Достаточно ли подготовлены наши службы безопасности и разведки, серьезно ли государство относится к террористической угрозе или же Франция на самом деле не выдержит в назревающем неспокойном политическом климате?

Kaрим Maлум: Наши спецслужбы полностью мобилизованы на борьбу с террористической угрозой. Они прекрасно понимают уровень угрозы и то, что риск нападения является максимальным, учитывая политический период и Олимпийские игры. Силы безопасности отражают большое количество атак, им удается ликвидировать террористические ячейки, даже те, которые находятся за пределами страны.

Но для операции, направленной на Олимпийские игры, плана "Вижипират" будет недостаточно, чтобы предотвратить такое нападение. Для предотвращения потребуются усилия разведки и служб безопасности.

С другой стороны, трудно бороться с действиями "одиноких волков", людей, радикально настроенных в социальных сетях, тех, кто нападает с ножом на своих учителей или полицейских, или ведет онлайн-кампании против общественных деятелей или журналистов. Некоторые из них также захотят совершить свои действия в туристических или символических местах Франции, например, перед собором Парижской Богоматери или на Елисейских полях.

Ксавье Рофер – французский криминолог, глава отдела исследований современных криминальных угроз при университете Париж II, автор ряда трудов по данной тематике.

* запрещенная в России террористическая организация