19:20
22 апреля ‘19

The Telegraph (Великобритания): В Британии скандал #MeToo, о котором нельзя говорить

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Одна из ведущих газет Великобритании, «Телеграф», обсуждает запрет Апелляционного суда на публикацию расследования этой газеты об издевательствах, запугивании и сексуальных домогательствах одного из бизнесменов в отношении его персонала. Судебные органы расширили трактовку права на неприкосновенность частной жизни за пределы того, что было предписано парламентом.

Один из ведущих бизнесменов добился в отношении газеты «Телеграф» судебного запрета на обнародование предполагаемых фактов сексуальных домогательств и злоупотреблений персонала на расовой почве.

Обвинения в адрес предпринимателя, имя которого установить не удается, обязательно придадут новый импульс движению #MeToo, которое борется против жестокого обращения с женщинами, меньшинствами и т.п. со стороны влиятельных работодателей.

#MeToo стала всемирной кампанией в социальных сетях в прошлом году после появления разоблачений американского киномагната Харви Вайнштейна. Как и Вайнштейн, британский бизнесмен использовал сомнительные соглашения о неразглашении (non-disclosure agreements, NDA), чтобы заставить своих предполагаемых жертв замолчать, расплатившись с ними «существенными суммами».

NDA широко используются в бизнесе для защиты коммерческой тайны, но есть опасения, что в настоящее время ими злоупотребляют, чтобы скрыть правонарушения и удержать жертв потенциальных преступлений от обращения в полицию.

Тереза Мэй уже указала, что планирует ограничить использование NDA для предотвращения злоупотреблений, но парламент еще не рассмотрел изменения в законе, и активисты призывают премьер-министра начать действовать быстро.

Во вторник вечером Мария Миллер, возглавляющая комитет по делам женщин и равенству в Палате общин, сказала, что ее «шокирует» то, что NDA все еще используются для того, чтобы заткнуть рот жертвам, и это не должно использоваться «там, где есть обвинения в сексуальных проступках и издевательствах вообще».

Зельда Перкинс, бывшая помощница Вайнштейна, которая нарушила соглашение о неразглашении конца 1990-х годов для того, чтобы заявить о сексуальных домогательствах, назвала «смешным» то, что «Телеграф» не смогла рассказать об этих обвинениях. Она отметила: «NDA стали оружием».

«Изначально это были очень полезные вещи для защиты коммерческой собственности и секретов компании, что, конечно, справедливо. Но, с точки зрения их использования для чего-либо еще, должно быть законодательство, позволяющее это пресекать».

«Во всем, что касается любого из этих типов проступков, для NDA нет места вообще. Если сохранить возможность данного рода защиты, то она навсегда закрепит такое поведение», — сказала она, добавив, что, «зная об отсутствии выхода, класть руки на чью-то юбку» будет меньшее число людей.

Журналисты «Телеграф» восемь месяцев проводили расследование обвинений в издевательствах, запугивании и сексуальных домогательствах в отношении одного из бизнесменов, но во вторник газете было запрещено раскрывать детали сделок по неразглашению по решению главы Апелляционного суда сэра Теренса Этертона, второго по старшинству судьи в Англии и Уэльсе.

Его вмешательство делает незаконным раскрытие информации о личности бизнесмена и его компаниях, а также того, что он обвиняется в совершении преступлений, и сколько он заплатил своим предполагаемым жертвам.

В 20-страничном постановлении, опубликованном во вторник, Апелляционный суд просто называет бизнесмена «ABC» и характеризует обвинения как «дискредитирующее поведение». В постановлении о временном запрете говорится, что в пяти случаях «существенные платежи» были произведены пяти лицам в рамках «соглашений об урегулировании» или NDA.

Ожидаем, что, помимо возобновления дебатов о #MeToo, сам факт, что газете «Телеграф» заткнули рот, снова породит споры об использовании запретов для ограничения свободы британской прессы.

В отличие от его предполагаемых жертв, «Телеграф» не подписывала с бизнесменом никаких NDA. Газеты писала, что существует явный общественный интерес в публикации претензий, не в последнюю очередь, чтобы предупредить тех, кто может претендовать на работу у этого человека. Тем не менее, Апелляционный суд вынес решение против издания, которому, как и предполагаемым жертвам, теперь заткнули рот.

Обвиняемый нанял команду, по меньшей мере, из семи адвокатов и потратил около 500 тысяч фунтов стерлингов на судебные издержки, чтобы убедить Апелляционный суд наложить судебный запрет на действия «Телеграф». Его представляет юридическая фирма «Шиллингс» (Schillings), которая также работала с Криштиану Роналду, Лансом Армстронгом и Райаном Гиггсом, то есть, с лицами, которые в неоднозначной манере использовали NDA или судебные запреты, чтобы заставить утихнуть обвинения в совершении правонарушений.

Во вторник, в рамках последнего на данный момент раунда начавшейся в июле юридической борьбы, суд постановил, что конфиденциальность контрактов важнее свободы слова. Он отменил предыдущее решение Высокого суда, о котором теперь можно сообщить впервые. В нем было установлено, что публикация обвинений будет в подавляющем большинстве отвечать общественным интересам и внесет значительный вклад в дебаты в демократическом обществе. В предыдущем случае судья Высокого суда Хэддон-Кейв, который является одним из главных судей в стране по делам о терроризме, пришел к выводу, что «при всех обстоятельствах общественный интерес к публикации перевешивает любую конфиденциальность, связанную с информацией».

Он полагал, что информация — обвинения, выдвинутые против бизнесмена, — «разумно заслуживает доверия» и сказал, что публикация этой информации «будет в интересах общества».

Судьями Апелляционного суда, рассматривающими это дело, были сэр Теренс, как глава Апелляционного суда, лорд-судья Андерхилл и лорд-судья Хендерсон, — все они являются опытными специалистами по договорному и трудовому праву.

В постановлении Апелляционного суда говорится: «Судья [Высокого суда] пришел к выводу, что при всех обстоятельствах публикация „Телеграф" информации, о которой идет речь, явно способна внести существенный вклад в дискуссию в демократическом обществе, а также, в частности, вклад в текущую дискуссию в области общественных интересов в отношении неправомерного поведения на рабочем месте».

Однако судьи Апелляционного суда не согласились с решением Высокого суда и подчеркнули важность соблюдения юридически обязывающих контрактов.

В решении говорилось: «Мы полностью поддерживаем заявления судьи [Высокого суда] относительно важности свободы политических дебатов, права на свободу выражения мнений, существенной роли прессы в демократическом обществе…  и важной общественной озабоченности по поводу неправомерного поведения на рабочем месте, а также легитимности соглашений о неразглашении и других правовых механизмов для „затыкания ртов" жертвам при раскрытии информации».

«Однако судья полностью оставил без внимания важную и законную роль, которую играют соглашения о неразглашении информации в консенсуальном урегулировании споров как в целом, так и, в частности, в области занятости».

В постановлении говорится, что на данном промежуточном этапе судьи пришли к выводу, что, «вероятно», бизнесмен может установить, что его право хранить эти вопросы в тайне может перевесить любые общественные интересы, добавив, что «существует реальная перспектива того, что публикация „Телеграф" причинит немедленный, существенный и, возможно, непоправимый вред всем заявителям». Апелляционный суд распорядился о том, чтобы дело было рассмотрено в ускоренном порядке.

Во вторник вечером данное решение суда было осуждено депутатами, адвокатами и активистами по вопросам равенства. Сюзанна Макки, адвокат бюро Farore Law, специализирующаяся на сексуальной дискриминации, домогательствах и сексуальных посягательствах, считает, что «наивно» думать, что «все заявители легко подписывают NDA, потому что видят силу коммерческого урегулирования». По ее словам, «многие заявители вынуждены соглашаться на NDA исключительно из-за стоимости и непредсказуемости судебных процессов».

Адвокат бюро Littleton chambers Джонатан Коэн, который специализируется на трудовом праве и коммерческих судебных разбирательствах, сказал, что ему кажется «странным» то, что способность «утаивать плохие новости от прессы… зависит от того, богаты вы или бедны». По его словам, те, кто небогат, не имеют «никаких шансов» получить «запрет на публикацию… в то время как люди, которые могут заплатить за это, получили способ потенциально заставить замолчать прессу, даже если то, что публикуется, абсолютно правдиво».

«Я абсолютно уверен, что это пример оказания пугающего давления на прессу», — заявил он.

Источники сообщают, что поведение бизнесмена создает негативную атмосферу в его компаниях, где многие недовольны обращением с ними, в том числе случаями унижения перед другими сотрудниками.

Данные разоблачения вызывают озабоченность по поводу того, как соглашения о неразглашении используются для «сокрытия» потенциальных правонарушений, а также уместно ли предоставлять запреты для защиты частной жизни человека, когда были выдвинуты серьезные обвинения.

В последние годы использование запретов со стороны богатых и влиятельных лиц для предотвращения появления в СМИ сообщений о неловких деталях биографии становится все более спорным. В 2016 году сообщалось, что за пять лет более чем удвоилось количество поданных в суды дел о неприкосновенности частной жизни и запретах на освещение жизни знаменитостей. Участники кампании утверждают, что судебные органы расширили трактовку права на неприкосновенность частной жизни за пределы того, что ранее было предписано парламентом. Система была подвергнута критике за несправедливое ограничение свободы прессы и названа «абсурдной» после того, как некоторым лицам была предоставлена анонимность в Великобритании, но, к примеру, не в Америке или Шотландии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.