07:09
25 мая ‘19

«Ответка» Украине будет жесткой: эксперт рассказал об огневом контроле РФ над Черным и Азовским морями

Опубликовано
Источник:

Украинские СМИ сообщают об эффективном противодействии «российским агрессорам» в Черном и Азовском морях. Что кроется за бравурными киевскими заявлениями? Об этом в беседе с ФАН рассказал военный обозреватель Андрей Союстов.

«Перемога» не за горами, ведь теперь якобы бронекатера ВМСУ, обладая технологиями «стелс», невидимы для российских моряков... 

О том, что в реальности происходит в акватории Азовского и Черного морей и что кроется за бравурными украинскими публикациями, в беседе с военкором Федерального агентства новостей Юрием Котенком рассказал военный обозреватель Андрей Союстов.

Киев «разводят» на покупку судоходных «болванок» 

— В Киеве объявили, что США обещают продать Украине несколько фрегатов 1970-х годов постройки и что это якобы поможет ей активно действовать на Черном море. С ожиданиями все понятно, а что в реальности? 

— Во-первых, о покупке фрегатов говорят исключительно украинцы, американцы еще ничего не решили. Сам факт передачи фрегатов типа «Перри» имеет кучу «загогулин», которые с набега не решить. Это не катера, плюс никто не собирается их дарить. Янки говорят «продать». А у Киева есть средства? Киев два года наскребал деньги на расконсервацию и капитальный ремонт двух патрульных катеров «Айленд», а тут речь идет о фрегатах. Совершенно иной уровень. 

Затем, проблема упирается в экипажи. Их у ВМСУ просто нет для такого класса судов. Их надо формировать, обучать и натаскивать. Времени на это уйдет, как говорится, от года до бесконечности, и это только на один корабль. 

Еще одна причина, которая бьет американцев по рукам, — Украина не состоит в НАТО. Исходя из этого факта, американцы перед передачей кораблей Киеву снимут с них все секретное. Это боевая информационно-управляющая система, радиоэлектронные средства, ракетные установки и т. д.

В итоге, по факту украинцы сейчас могут рассчитывать на получение пустых самоходных «слепоглухонемых» коробок. Возникает банальный вопрос: чем их вооружать?

Словом, вопросов по этой теме слишком много, и они нарастают, как снежный ком. Если украинцам очень сильно повезет, то первый пустой «пароход» они получат через полтора-два года, не раньше. А этого времени на раскачку в акватории Черного моря у Украины нет. 

— Если все-таки ВМСУ получат бывшие фрегаты США, то смогут ли они использовать их в Азовском море? 

— В Азове фрегатам, по сути, делать нечего. Стоит напомнить, что «Перри» создавались как корабли ПВО/ПЛО для сопровождения конвоев НАТО через Атлантику в условиях Третьей Мировой войны. Вооружение, оборудование, водоизмещение и автономность у них соответствующие. И самое главное — ни при каких раскладах мы не пустим их в Азовское море. 

— Каким образом Россия обеспечивает безопасность в Азовском море? 

— Во-первых, безусловно, Россия имеет подавляющее преимущество в силах и средствах контроля над Азовским морем и над его воздушным пространством. Группировки, развернутые в Крыму и в Краснодарском крае, позволяют России без каких-то проблем разобраться с любыми украинскими плавсредствами в акватории Азовского моря и с любыми враждебными воздушными средствами, которые там покажутся. 

Во-вторых, на Азовском море Украина сейчас имеет Мариупольский отряд погрансудов — на ходу около десяти не особо крупных вымпелов плюс два бронекатера «Гюрзы». Против этого Россия даже без привлечения сил и средств Черноморского флота может выставить до 25—30 вымпелов — лучше вооруженных, более современных и с большей мореходностью. Это абсолютное превосходство. А уж про воздух мы вообще не говорим. 

«Ответка» Украине будет жесткая и быстрая 

— То есть угроза возникновения вооруженного инцидента на Азове минимальна? 

— Здесь все сложнее и упирается скорее в психологию. На мой взгляд, инцидент с захватом российского судна «Норд» произошел из-за слишком запредельной инициативы у украинцев на низовом уровне. Командир украинского пограничного судна лично решил произвести досмотр и задержание российского сейнера. 

Я не верю, что эта ситуация была продолжением каких-то указаний из Киева, потому что продолжения не последовало. Ведь если захватили один раз, то, пока Россия приходила в себя, можно было бы попробовать захватить еще и еще, но этого не произошло. Украинцы быстро спрятались по своим портам, и все. Для них это тоже явно стало шоком. 

На мой взгляд, не стоит ждать каких-либо инцидентов со стороны украинских пограничников. Они годами в этой акватории соседствовали с нашими пограничниками. По большей части, все друг друга знают если не в лицо, то по радиопозывным точно. И если за все это время, даже на фоне того, что происходило в Донбассе, не произошло никаких столкновений, то это гарантия того, что со стороны украинских пограничников ничего не произойдет. 

Другое дело — бронекатера. Их командирами были сознательно назначены украинские выпускники Нахимовского училища, которые в 2014 году предпочли не доучиваться в Севастополе, а перебраться на материковую Украину. Это идейно накаченные и мотивированные офицеры, которые по мере сил демонстрируют свою инициативу. С их стороны что-то взрывоопасное произойти может. 

Но в этом случае «ответка» с нашей стороны будет жесткая и быстрая, я практически уверен в этом. И это расставит все точки над «i» в вопросе о том, кто диктует свою волю в районе Азовского моря. Пока украинцы не наткнутся на такую жесткую «ответку», гарантий того, что они не предпримут каких-то провокационных действий, нет. Пока они еще не понимают четко, что дальше «красной линии» их ждет только гибель. Поэтому я допускаю, что со стороны Украины возможны провокации подобного плана. 

И все же мы должны помнить, что у Украины там всего два бронекатера с ограниченной мореходностью. Исходя из законов логики и инстинкта самосохранения украинцев, я все-таки надеюсь, что командиры этих бронекатеров воздержатся от провокационных действий в отношении России.

Как прощупывали Крымский мост 

— Украинский генерал на пенсии Романенко уже призывает бить по Крымскому мосту. Насколько реальны подобные угрозы? 

— На мой взгляд, какие-то силовые акции против Крымского моста сейчас невозможны. Украинская сторона на ранних стадиях строительства моста вела прощупывание ситуации. Наши пограничники перехватывали украинские плавсредства, которые без нашего разрешения следовали в сторону Крымского моста с очень неясными целями. 

Среди задержанных членов экипажа одного из плавсредств были люди, которые на дознании признались, что вели разведку. Возможно, они готовили что-то похожее на теракт. Всплывали слухи о том, что в портах Мариуполя и Бердянска члены «Правого сектора»1 (экстремистская организация, запрещенная в РФ. — Прим. ФАН) пытались подыскать судно, которое можно было использовать как брандер для тарана или подрыва. Но, судя по всему, это так и осталось на словах. Украинцы не рискнули тогда и не рискнут сейчас. 

— Каковы реальные возможности ВМСУ? Ведь у них сохранился даже флагман — «Гетман Сагайдачный»? 

— Мы должны понимать: чтобы что-то сделать, помимо воли и желания, нужны средства. Со средствами у украинцев, откровенно говоря, туго. В частности, они имеют минимальное влияние на статус-кво как в Азовском море, так и в акватории Черного моря, потому что их корабли и катера не имеют ударного вооружения.

Даже флагман ВМСУ фрегат «Гетман Сагайдачный» — это в прошлом сторожевой корабль, построенный для КГБ СССР. Он не несет ударного вооружения. Этот проект целенаправленно создавался под патрулирование морской и океанской экономической зоны советского государства, но не для ударных функций. На нем нет противокорабельных ракет. 

— Украина афиширует создание противокорабельной ракеты «Нептун». 

— Мы видели что-то похожее на испытания ракеты, где отсутствовала работа головки самонаведения. Мы не видели работы маршевого двигателя. Просто из пусковой трубы, расположенной на суше, вышвыривалось что-то напоминающее макет ракеты, и все. 

Пока украинцы не получат свои противокорабельные ракеты, их влияние на ситуацию на Черном и Азовском море в военном смысле нулевое. А получат ли в ближайшее время? У меня очень серьезные сомнения. На территории Украины в советское время отсутствовали КБ, которые разрабатывали и создавали подобное оружие. «Нептун», судя по внешности, — это серьезно устаревшая советская авиационная противокорабельная ракета, и не более того. В общем, сейчас Киев на море безоружен. 

— Украина пытается сделать противостояние вокруг Крыма интернациональным, привлечь турок и американцев. Как нам парировать возникающие угрозы на Черноморском направлении? 

— В случае возникновения военного конфликта черноморская акватория на сто процентов, абсолютно контролируется Россией. В распоряжении России имеется Крым — непотопляемый авианосец. У нас есть средства дальнего обнаружения, средства поражения на дальних дистанциях. Это корабельные и береговые ракетные комплексы, это возможность наносить удары с воздуха. 

Все это делает Черное море не только «бутылкой» для Черноморского флота, но и ловушкой для любого иностранного флота, который попытается туда забраться. Я уверен, что это понимаем не только мы, но и американцы, французы и т. д. Понимают это, конечно, и украинцы. Не будем равняться на оголтелую часть украинских медийных фигур, которые прямо сейчас готовы под жовто-блакитным флагом устроить абордаж Крыма. Это не более чем слова. 

Объективная ситуация такова, что Россия контролирует Черное море, и не только силами Черноморского флота. Попытки же украинцев втянуть в конфликт иностранцев пока приводят к очень опосредованным результатам. 

Запад пока не переступает черту 

— Но военное давление на Россию в Черном море не спадает. Одни заходы кораблей ВМС США с крылатыми ракетами на борту чего стоят… 

— Действительно, американцы и коллективный Запад отнюдь не прочь оказать давление на Россию периодической отправкой своих военных кораблей. Они вызывают законное беспокойство с нашей стороны. Именно по этой причине Черноморский флот контролирует эти заходы. Есть такое понятие, как «обеспечение появления иностранных боевых единиц в акватории Черного моря». Так оно и происходит.

При появлении в Черном море американского эсминца или приходе их штабного корабля в Одессу они сопровождаются нашими военными кораблями, которые зачастую, как во времена холодной войны, визуально ведут эти единицы на горизонте, отслеживая их передвижения. Это не означает готовности к немедленному удару, но американцы понимают: они под присмотром. За эту черту пока иностранцы не идут. 

— Глава МИД России Сергей Лавров предостерег от нагнетания ситуации вокруг Керченского пролива, предупредив, что Россия не пустит в эту акваторию иностранные военные суда… 

— Обратите внимание: все попытки Украины на публичном уровне побудить своих западных союзников эскортировать суда, идущие в Бердянск и Мариуполь через Керчь-Еникальский канал, пока повисают в воздухе. Всем понятно, что Россия никогда на это не согласится. Более того, по еще не денонсированному Украиной блоку документов о совместном использовании Керченского пролива и акватории Азовского моря, Россия имеет полное право никого туда не пропускать без своего ведома.

Если же Украина денонсирует это соглашения, то дальше автоматически мы получаем в Керченском проливе государственные воды России, а вместе с ними — полное право не пропускать туда не только военные иностранные корабли, но и вообще все корабли, включая украинские. Это наши госводы — что хотим, то и делаем. То есть мы получим средство прямого давления на Киев, уже не скрытое за строчками каких-то международных договоренностей. 

«Калибры» как главный фактор сдерживания

— Как мы будем развивать Черноморский флот? 

— Говоря о развитии Черноморского флота, нужно говорить скорее о состоянии всего ВМФ России, потому что при необходимости мы достаточно оперативно можем совершить межбазовые переходы. Перегнать корабль с Балтики или Северного флота в Черное море для нас не является проблемой. Мы это делали. Фокус в другом — в том, что мы хотим и что мы можем. 

— А чего же мы хотим? 

— Много чего. Но, как показывает реальность, быстро построить, в силу объективных причин, замену советским кораблям 1 ранга, то есть большим противолодочным кораблям, эсминцам и уж тем более крейсерам, мы сейчас не можем. Пик возможностей России в кораблестроительной промышленности в плане надводных кораблей — это фрегаты, в том числе т. н. «адмиральской» серии. Мы смогли построить и ввести в строй три фрегата проекта 11356 из шести заложенных. Все три вошли в состав Черноморского флота и несут ракетные комплексы «Калибр». Все они сейчас активно участвуют в операции у побережья Сирии. А вот другие три ввести в строй мы не смогли. 

— В чем причина? 

— В том, что главные энергетические установки (ГЭУ) для этих кораблей поставляла нам Украина — николаевское предприятие «Зоря-Машпроект». После событий 2014 года поставки прекратились. ГЭУ остались на Украине, а своими силами создать нечто подобное в короткие сроки мы не могли. Сейчас проводятся работы по импортозамещению. Непрерывной чередой идут рапорты высоких должностных лиц о том, что турбины мы сами делать готовы. Может быть, и готовы, но пока не делаем, поэтому что-то быстро построить у нас не получается. Недостаток турбин — только одна сторона нашего надводного кораблестроения. Есть и другие, опять же объективные. 

— Но еще в 1990-е годы речь шла о том, что Черноморский флот стареет… 

— Да, флот стареет. Начинает играть свою роль усталость металла и потеря компетенции в определенных сферах. И поэтому объективно наш флот из океанского все больше превращается в прибрежный. Пока переломить эту тенденцию мы не можем. С этим нам приходится считаться. 

— Ситуация с пополнением и обновлением подводного флота у нас совершенно иная? 

— Да, совершенно другая. Государство приложило массу усилий, чтобы продолжить своевременное обновление состава подводных «стратегов»-ракетоносцев. Сейчас мы вводим в строй лодки новых универсальных проектов. Это лодки, несущие «Калибры». Это корабли, которые могут наносить удары и осуществлять сдерживание. Но, например, в сирийской ситуации обеспечивать прикрытие ПВО нашей базы «Хмеймим» они не могут, и с этим мы тоже должны считаться. Когда мы говорим о желательном развитии Черноморского флота, мы должны понимать, что на данный момент наше руководство приложило все мыслимые усилия, чтобы в авральном порядке Черноморский флот был усилен. 

— О чем говорят цифры и факты? 

— Построена шестерка новейших дизель-электрических подводных лодок проекта «636». Они все ушли на Черное море. Эти лодки, в отличие от предыдущего базового проекта, могут нести «Калибры». Малые ракетные корабли «Буян-М» были переведены на Черное море. Тройка уже упомянутых фрегатов адмиральской серии: «Адмирал Эссен», «Адмирал Макаров» и «Адмирал Григорович» — там же. 

Причина понятна: на данный момент именно Черноморский флот выступает базовым флотом, который обеспечивает наш хорошо известный «сирийский экспресс» — поставки продукции военного назначения из России в Сирию. И, конечно, если будут изысканы еще какие-то возможности для усиления Черноморского флота, я более чем уверен, что это будет сделано.

1 Организация запрещена на территории РФ.