13:52
24 марта ‘19

Khorasan (Иран): русские и талибы* - на этот раз рядом

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Тридцать лет назад, в эти самые дни, вооруженные силы СССР были выведены из Афганистана. Автор называет присутствие советского воинского контингента в Афганистане оккупацией и обвиняет нынешнюю Россию в сотрудничестве с экстремистскими группировками. Более того, искусно жонглируя фактами, автор пытается убедить читателя, что это СССР виноват в том, что в Афганистане до сих пор процветает наркобизнес.

«Хамшахри»: материал опубликован изданием «Хамшахри», и его выводы могут не совпадать (полностью, либо частично) с точкой зрения настоящего издания.

Тридцать лет назад, в эти самые дни, вооруженные силы СССР вынуждены были прекратить военную оккупацию Афганистана и покинуть территорию этой страны. Последствия разрушений, возникших вследствие этой оккупации, были таковы, что до сих пор, спустя 3 десятилетия, ни сам Афганистан, ни международное сообщество так и не смогли их ликвидировать или хотя бы вернуть страну в то состояние, в котором она была до начала оккупации.

Помимо нанесенного стране материального ущерба, велики были потери и в духовно-нравственном плане — в частности, Афганистан утратил, и, вероятно, надолго, ощущение национального единства. Страну не смогли вновь собрать воедино ни административные центры и центральное правительство, ни этноплеменные объединения, ни отдельные полевые командиры.

Россия как официальный правопреемник СССР, не возместила убытки, возникшие вследствие этой неравной войны — ни разрушений инфраструктуры в ходе боевых действий, ни человеческих потерь, ни колоссального урона, нанесенного производительным силам страны. Но сейчас Россия снова проявляет интерес к Афганистану, стремиться играть определенную роль в политической жизни страны. А правительство Афганистана надеется хотя бы сейчас добиться от России хоть какого-то возмещения ущерба той войны, и добивается этого как через непосредственные контакты с Россией, так и поднимая эту тему в международных институтах.

Генеральный секретарь ЦК Компартии СССР и председатель Президиума Верховного Совета Леонид Брежнев, приняв решение о вводе советских войск на территорию Афганистана в 1979 году, заложил, таким образом, основы всех нынешних проблем страны, да и всего региона в целом — экстремизма, терроризма, наркотрафика и наркоторговли, просто элементарного отсутствия безопасности.

Сейчас поведение России иное — она пытается способствовать примирению всех политических сил и группировок страны, заключению перемирия и установлению мира. Однако добивается она этого, делая ставку на экстремистские группировки — те самые, что когда-то были во главе сопротивления оккупационному режиму, установленному вооруженными силами СССР. И теперь те, что когда-то возглавили здесь сопротивление Советам, находятся вместе с Россией за одним столом переговоров.

Боевиков-талибов* («Талибан», организация, запрещенная в РФ прим.ред.) сейчас все узнают в стране по автоматам Калашникова. Автоматам советского, ныне российского производства. Именно это оружие в основном использовалось здесь, — как в партизанской войне против Советов, так и сейчас, в войне с правительственными силами Афганистана. Для того, чтобы продолжать войну против центрального правительства страны, талибам нужны сейчас две вещи — деньги и оружие.

Важнейший вопрос, которым задаются сейчас многие  - кто снабжает оружием так называемое движение «Талибан»*? В период советского вооруженного присутствия в стране, вооруженные группировки, противостоявшие советскому контингенту, получали оружие, главным образом, с Запада. Прежде всего, это было оружие американского производства. Но после ухода советских войск ситуация сложилась иная. Афганистан почти на десятилетие оказался предоставлен сам себе. И тогда, в середине 90-х годов прошлого века, именно «Талибан»* превратился в основную военно-политическую группировку, нарушив сложившееся к тому времени в стране некоторое равновесие всех сил.

В тот период оружие попадало к талибам из разных источников. После событий 11 сентября (2001 года) и начала вооруженного присутствия в стране США и так называемой Международной коалиции (состоящей из стран НАТО), талибы и группировка «Аль-Каида»** (запрещена в РФ прим.ред.) оказались главными силами, возглавившими борьбу против оккупации Афганистана на этот раз. Но только теперь борьбу против оккупации страны не Востоком (точнее, Севером), а Западом.

Афганский театр военных действий вновь претерпел изменения. И каковы же источники снабжения оружием талибов сейчас, когда они воюют не против Советов, а против США, и каким образом они получают необходимую материальную поддержку? Ведь если сейчас именно США возглавляют вооруженную интервенцию в Афганистане, а талибы считают именно их главным своим противником, то будет нелогичным представить, что оружие поступает к талибам по тем же каналам, что и во время советской интервенции, то есть с Запада. И снабжение американцами оружием талибов, оружием, которым потом будут убивать  американских солдат и военных из группировки НАТО, — факт, противоречащий здравому смыслу. Следовательно, оружие поступает к талибам по иным каналам и из иных источников. К тому же, как мы упомянули, основное оружие талибов — это автомат Калашникова. Но автомат Калашникова не состоит на вооружении ни в американской армии, ни в войсках НАТО, и не производится в Соединенных Штатах.

© AP Photo, Gregory BullСолдаты армии США на военно-воздушной базе в АфганистанеА каковы источники финансирования движения «Талибан»*? Также, навряд ли можно допустить, чтобы финансирование, в котором нуждаются талибы, поступало бы из США или стран Международной коалиции, поскольку ни США, ни Коалиция не могут финансировать тех, против кого непосредственно они воюют. Есть некоторые свидетельства, что средства якобы поступают к талибам от представителей радикальных исламских течений и экстремистских группировок, присутствующих в арабских странах региона. Действительно, эти группировки могут быть заинтересованы в том, чтобы поддерживать вооруженный джихад талибов. Но и в этом случае финансирование не будет постоянным — скорее всего, оно будет осуществляться от случая к случаю. Мы же, очевидно, имеем дело с регулярным финансированием. Террористические группировки нуждаются в постоянном финансировании, чтобы содержать боевиков, постоянно пополнять боеприпасы и приобретать вооружение. Некоторые утверждают, что одним из важных источников финансирования талибов является продажа наркотиков и наркосырья, которое разводят, главным образом, на территории, не контролируемой центральным афганским правительством.

На разных международных конференциях, посвященных миру и модернизации Афганистана, не слишком много говорится о возможных альтернативных путях для развития сельского хозяйства в этой стране: в частности, о том, как переориентировать его с производства наркотиков на производство продуктов питания и тех товаров, которые нужны людям и народному хозяйству. Получается, что, словно бы некоторым странам очень нужно, чтобы Афганистан продолжал экспортировать наркопродукцию. А судьба Афганистана их будто бы не слишком волнует. В то же время и в самом Афганистане, и в Иране постоянно растут объемы продаж, потребления и покупок наркотической продукции. По мере того, как растет число терактов, организуемых в Афганистане талибами, растут и объемы выращивания и производства наркотиков, и в то же время, количество наркотиков, которые правоохранительные органы обнаруживают в соседних странах, в Иране, в том числе, так же растет.

Соответствующая структура в ООН, которая занимается проблемами наркобизнеса, ежегодно в своих отчетах предоставляет много важной и заслуживающей доверия информации о производстве и реализации «дьявольской продукции». Существует ли прямая связь между талибами и наркобизнесом? Все население Афганистана — это мусульмане. Но и все наркодельцы и наркопроизводители этой страны — тоже мусульмане. Они должны хорошо знать, что производство, распределение и реализация наркотиков, торговля наркопродукцией, которая не просто вредная, но и способствует уничтожению нации, противоречит и нарушает все каноны ислама и шариата. Но ни наркодельцы, ни религиозные лидеры, ни духовенство не предприняли никаких серьезных шагов против производства «продукции Дьявола», причины всех бедствий и несчастий страны, никак не способствуют тому, чтобы запретить этот крайне опасный для всей нации вид бизнеса.

До оккупации Афганистана советским контингентом, Афганистан был страной с процветающим сельским хозяйством, развитым производством предметов искусства, страной, в которой развивались ремесла и народные промыслы, что делало страну интересной для международного туризма. Но начало советской оккупации приводит к появлению в стране Движения вооруженного сопротивления Советам, а также к тому, что соседние страны, в том числе Иран и Пакистан, наводнили миллионы беженцев-афганцев. И именно в этот период подавляющая часть производительных сил страны отошла от мирного производства, и вместо того, чтобы приумножать благосостояние страны, она включается в вооруженное сопротивление оккупационному режиму и его пособникам. Но, как известно, когда большинство населения страны воюет, благосостояние в ней не растет. С другой стороны, те, кто не мог, не хотел, не был способен участвовать в войне, просто мигрировали в соседние страны и начинали работать на рост благосостояния других стран.

В период советской оккупации, основные политические и полувоенные группировки, вовлеченные в борьбу против присутствия Советов, для финансового и материального обеспечения своей борьбы, вынужденно прибегали к разведению наркосырья, производству и торговле наркотиками. И в условиях борьбы с иноземной оккупацией они постепенно стали считать этот вид промысла вполне законным и оправданным. При этом  религиозное (мусульманское) учение в целом порицает и запрещает производство наркотиков и психотропных веществ, как и осуждает извлечение дохода из того, что наносит вред здоровью и физическому существованию других людей.

© http://www.i-r-p.ruПакистанские талибыСейчас талибы уже активно ищут контакты для ведения переговорного процесса за пределами Афганистана: в Пакистане, в Катаре, при участии диппредставительства США, а также в Москве. Но при этом талибы продолжают и теракты, и убийства, и масштабные акции по запугиванию населения. Они называют поводом своих действий присутствие в Афганистане иностранных войск (в основном, американцев), однако на деле они осуществляют свой «джихад» не только против них, но и против правительственных войск, полиции, состоящей из граждан собственной страны, и временами подвергают атакам, обстрелам и бомбардировкам гражданское население и гражданские объекты.

Народ Афганистана до сих пор еще не забыл тот черный период, когда талибы не только осуществляли свой террор, но и руководили страной. Они не соблюдают ни перемирия, священного для мусульман месяца рамазан, ни временное прекращение огня, предлагаемое правительственными силами, все равно продолжая убийства и обстрелы. Совершенно очевидно, почему талибы не соблюдают условий перемирия, а переговоры с правительственными силами всегда обуславливают полным выводом из страны иностранных войск. Ведь бюджет правительства, финансирование правительственной армии, полиции существует не только за счет местных средств, но и за счет международных организаций, ООН, помощи стран, входящих в Международную коалицию. Вывод иностранных войск из Афганистана будет означать прекращение этой помощи. И как только зарубежная финансовая помощь прекратится, сразу же будет невозможно удержать армию и полицию в едином состоянии, немедленно возобновятся межэтнические стычки и столкновения.

В этом случае вооруженные формирования талибов, у которых есть и оружие, и средства, и боеприпасы, за короткий срок, как это уже было после ухода советских войск, вновь заполнят немедленно образующийся вакуум власти. Предложения президента Ашрафа Гани о формировании временного правительства и переходном периоде немедленно будут означать роспуск национальной афганской армии, что, в свою очередь, повлечет за собой дестабилизацию всей страны и всего региона. И навряд ли силы национальной афганской армии, при участии в «мирной» конференции в Москве, согласятся передать власть в стране талибам, которых на этот раз, при участии и под руководством Москвы хотят сделать некой «цементирующей» силой. Силой, которая позволит объединить всю страну перед общей угрозой — ИГ* (Террористическая организация, запрещена в РФ прим.ред.). ИГ, как ожидают и опасаются в Москве, в случае успеха в Афганистане, немедленно распространит свое влияние на республики Центральной Азии, а оттуда — и в населенные мусульманами внутренние районы самой России. Но это — сценарий весьма маловероятный: маловероятно, что ИГ*, закрепившись в Афганистане, будет представлять для России некую большую угрозу, чем оно представляет уже сейчас.

Президент Афганистана не только сам не прислал своих представителей для участия в московской конференции, но члены единого национального правительства страны отказываются признавать за этой конференцией официальный статус: ведь любое официальное признание талибов в качестве законной политической силы немедленно повлечет за собой раскол всей страны. Но зато за столом переговоров присутствуют моджахеды, которые в прошлом, также как талибы, активно противостояли советской оккупации. Теперь же русские, которые в свое время навязали афганскому народу значительную часть его нынешних бед, стали, своего рода, поверенными в делах, близким другом или душеприказчиком Афганистана. Так каковы же истинные цели России в Афганистане?    

 

Автор: Бахрам Амирахмадийан, профессор Тегеранского университета, член Научного совета IRAS (Института иранских евразийских исследований, Institute of Iran Eurasian Studies)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.